Запорожец  Издания 

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 [ 69 ] 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156

XIX. Атмосферное электричество

Виллаам Томсон

§ 288. В заключение лектор хочет оградить себя от каких-либо обвинений в том, что он допускает существование двух электрических флюидов или субстанций, поводом к чему может послужить многократное упоминание о стеклянном и смоляном электричествах. Чрезвычайно важное открытие Дюфэем [Dufay] двух видов или качеств электризации привело его последователей к чересчур поспешному признанию его предположения о существовании двух различных электрических флюидов. Франклин [Franklin], Эпинус и Кавендиш своей гипотезой одного электрического флюида открыли путь для более правильного понимания единства природы электрических явлений. Беккария [Beccaria] с его «электрическими атмосферами» сделал, хотя и несколько неопределенную, попытку заглянуть глубже в механизм действия электрической силы. Однако его воззрения не встретили общего признания и мало кого побудили к исследованиям или даже к размышлению. Восемнадцатый век создал свою собственную научную школу, в которой не лишенный естественности догмат исследователей - «материя не может действовать там, где ее нет» - был заменен фантастичнейшим из парадоксов - соприкосновения не существует.Теория Босковича явилась завершением физической школы восемнадцатого века. Эта странная идея пустила глубокие корни, из нее выросло бесплодное дерево, истощившее почву и закрывшее своей тенью все поле молекулярных исследований, на котором математики первой половины нашего девятнадцатого века затратили столько напрасного труда. Если теория Босковича не обременяет больше землю, то этим мы обязаны тому, что одному истинному ученому понадобилось больше свободы для начертания линий электрической силы.

§ 289. Исследования м-ра Фарадея по электростатической индукции распространяют теперь свое влияние на все области физической теории

> i Отрывок из Лекции в Roy. Institution от 18 мая 1860 года; Рар. on Electrost-а. Magnetism (Лондон, 1872), стр. 223}.



XlX. АТМОСФЕРНОЕ ЭЛЕКТРИЧЕСТВО 219

и составляют эпоху в науке. Если мы не можем более рассматривать электрические и магнитные флюиды, притягивающиеся и отталкивающиеся на расстоянии как нечто реальное, то мы можем считать канувшим в вечность также и то представление об атомах и пустоте, против которого Лейбниц [Leibnitz] столь серьезно возражал в своей памятной переписке с доктором Самуэлем Кларком [Samuel Clarke].

§ 290, В настоящее время мы не считаем пространство пустым. Мы знаем, что свет, подобно звуку, распространяется посредством давления и движения. Мы знаем, что не существует никакого теплового вещества, а что неизмеримо малые движения вызывают расширение, отмечаемое термометром, и вызывают в нас ощущение теплоты. Мы знаем, что огонь не заключен в каменном угле, как не заключен он в этой лейденской банке или в этой гире - каждый из этих предметов содержит потенциальный огонь. Если электрическая сила зависит от остаточного поверхностного действия-результирующей внутреннего напряжения, испытываемого изолирующей средой, то мы можем представить себе, что самое электричество должно быть понимаемо не какнечто побочное, а как сущность материи. Чем бы электричество ни было, является совершенно несомненным, что электричество в движении есть не что иное как теплота, а известное расположение осей вращения при этом движении есть не что иное как магнетизм. Благодаря магнито-оптическим опытам Фарадея это более не гипотеза, а доказанное заключение. Таким образом, то, что ружейная пуля летит неизменно острым концом вперед, что гироскоп Фуко находит ось видимого вращения земли и что магнитная стрелка указывает на те более тонкие вращательные движения земной материи, которые мы называем земным магнетизмом,- все это обусловлено одним и тем же динамическим действием.

(§ 291, Часто задают себе вопрос-должны ли мы ограничиться изучением фактов и явлений и оставить всякую надежду проникнуть за ту завесу, которая скрывает тайну конечной природы материи? Ответ на этот вопрос должны дать метафизики, он не относится к области естественных наук. Однако, мне кажется, что тот чудесный ряд открытий, подобного которому еще не было в истории экспериментальной науки и которые обязаны своим возникновением опытам, произведенным в этих стенах, приведет к такому уровню знания, при котором законы неорганической природы будут пониматься в том смысле, что каждое единичное будет считаться существенно связанным с целым, а единство плана, выражаемого в неисчерпаемом многообразии осуществлений, будет признано повсеместно проявляемым результатом творческого разума.

См. «Динамические иллюстрации магнитного и геликоидального вращательных эффектов прозрачных тел на поляризованный свет». Проф. В. Т оме о н. Ргос.of the Roy. Soc, June, 12, 1856.



XX. Из речи профессора Г. Дж. С. Смиса, члена Ассоциации, члена Научного Королевского о-ва. Председателя Секции

в течение этого года профессором Максвеллом был опубликован трактат об электричестве, дающий отчет о математической теории этого предмета и исчерпывающий в той степени, какая была достигнута благодаря работам большого числа выдающихся людей, начиная с Кулона и кончая нашими современниками, включая и самого профессора Максвелла. Ни один математик, перелистывая страницы этих томов, не сможет не притти очень скоро к убеждению, что они содержат первые основы (и нечто большее, чем первые основы) теории, которая уже многое внесла в методы и ресурсы чистой математики и которая сможет в один прекрасный день оказать этой абстрактной науке услуги, не меньшие чем те, которые ей оказала астрономия. Ибо электричество в настоящее время, подобно астрономии в прошлом, поставило перед математиком совершенно новый круг вопросов, требующих создания совершенно новых методов для их решения, в то время как большое практическое значение телеграфии способствовало быстрому усовершенствованию методов электрических измерений до таких пределов, которые сделали возможным сравнение их точности с точностью астрономических наблюдений. Это дает возможность в любой момент подвергать наиболее абстрактные вывoд>l теории проверке фактами. Нужно признать за счастье для математиков, что перед ними открывается столь обширное поле для исследований в части приложения математики к решению физических задач в то самое время, когда научный интерес к старой математической астрономии на время ослабел и когда само название «физическая астрономия», присвоенное со столь давних пор математической разработке теории тяготения, будет перенесено, повидимому, на тот замечательный ряд открытий, которые уже научили нас столь многому в отно- шении физического строения самих небесных тел.

{ Rep. of the Brit. Association, 1873 {Notices and Abstracts, v. I) } .



0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 [ 69 ] 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156